Банковские проблемы иностранных предпринимателей в Эстонии … Закончатся ли они когда-нибудь?

Источник фото: Pixabay.com.И снова эстонские СМИ пишут о проблемах с открытием-закрытием счетов иностранцев и принадлежащих им эстонских фирм в опять-таки эстонских банках.

Сегодня об этом в очередной раз пишет в своей русской интернет-версии газета «Postimees».

Отметим, что данным проблемам с открытием и закрытием счетов в эстонских банках без малого скоро будет уже два года, но пока что-то совсем не похоже на то, что с наступлением нового 2019 года года эти банковские проблемы останутся в году старом. И статья Елены Соколовской, опубликованная сегодня в «Postimees» лишний раз заставляет сомневаться в том, что эти проблемы наконец уже решены …

Лес рубят – щепки летят: в борьбе с отмыванием денег банки отказываются обслуживать иностранные компании

Елена Соколовская

Ольга Соловьева – совладелица юридической компании Avidbiz OÜ, адвокат и репортер от Эстонии в Международной ассоциации юристов (International bar association). Компания Ольги работает в нескольких странах, включая Украину, Польшу, Эстонию и Австрию, но только в нашей стране банк решил закрыть ее счета. Причина – украинское гражданство Соловьевой.

Однако юридическая фирма была не первой, сначала банки закрыли счета клиентов Ольги – компаний, в совладельцах которых числятся иностранцы, в том числе резиденты стран ЕС. Последнее обстоятельство, по мнению адвоката, – вопиющее нарушение законодательства ЕС и дискриминация его граждан. И Ольга и ее клиенты – е-резиденты Эстонии, но открыть счет для их фирм теперь невозможно – все банки отказывают.

Банки нарушают законодательство ЕС и решение Госсуда

Ольга считает действия местных банков нарушением 63-й статьи Договора о функционировании Европейского союза, которая подразумевает свободное перемещение капитала, нарушением статьи 49 того же документа, которая запрещает ограничивать свободу учреждения граждан одного государства-члена ЕС на территории другой входящей в Евросоюз страны, а также грубым нарушением статьи 18 (бывшая статья 16 D), в которой запрещается любая дискриминация по признаку национального гражданства. «Какой смысл в компании, если она не может иметь банковский счет? Таким образом, ее деятельность невозможна», — говорит адвокат.

Ольга рассказала Rus.Postimees, что, согласно информации, полученной от сотрудника одного банка, Финансовая инспекция дала распоряжение эстонским банкам проводить более сложную процедуру проверки компаний с акционером неэстонцем, а также избавляться от таких клиентов. «Таким образом, эстонские банки работают только для эстонских резидентов. Подобной ситуации нет ни в одной стране Евросоюза, вы можете открыть счет в польском, чешском, венгерском, немецком банке для эстонской компании, но не в эстонском. Видимо, Финансовая инспекция считает, что эстонские граждане априори не могут отмывать деньги, а вот граждане других стран ЕС только и делают что моют деньги в эстонских банках. Такая дискриминационная политика просто возмутительна», — считает адвокат.

По ее словам, банк не может отказывать клиенту в открытии счета без серьезных оснований. Ольга провела эксперимент: создала компанию с акционером- гражданином Польши и прошла с ним собеседования в трех банках. Все отказали в открытии счета прямо на месте, едва увидев польский паспорт, объясняя это тем, что компания не подходит под профайл банковского клиента. На вопрос, кто может стать клиентом, сотрудники банка, по словам Ольги, улыбались и ответить не смогли. «Это три крупных ритейловых банка, которые не могут иметь узкий определенный круг клиентов, например, из какой-то одной отрасли. Банк имеет право отказать клиенту в открытии счета только при проведении проверки клиента и выявлении серьезной негативной информации об акционере или компании. Также банк имеет право закрывать текущие счета клиента, если выявит нарушения закона с его стороны», — пояснила Соловьева.

Можно предположить, что банк имеет право выбирать, с кем ему работать, но Ольга с коллегами нашли решение Госсуда под номером 3-2-1-164-09. В статье 30-й этого решения сказано, что свобода договора не является абсолютной, иначе многие услуги стали бы для людей недоступны. Связано это с тем, что в некоторых сферах конкуренция ограничена, что позволяет предпринимателям в одностороннем порядке диктовать, кому и за какие деньги они готовы оказывать услуги, то есть дискриминировать потребителя. В то же время, согласно статье 13 Конституции, у каждого есть право на защиту от государства, задача которого – обеспечить правила конкуренции, чтобы товары и услуги были доступны большинству людей по посильным ценам. Поэтому законодатель обязал предпринимателей заключать договоры со всеми желающими и предусмотрел ограничения для компаний как в части ценовой политики, так и в части других условий. В таких областях, как связь, общественный транспорт, образование, банковское дело, электро-, тепло – и водоснабжение, которые являются услугами первой необходимости, в общественных интересах ограничена свобода заключения договоров и свобода составления их условий. «Получается, в банковском секторе сговор на рынке, а это уже разбирательство в антимонопольном органе. Этот орган, видимо, уснул?» — задается вопросом адвокат.

Вместо работы в Эстонии, люди поедут мыть полы в Австрии

Ситуация, по словам Ольги, обостряется еще тем, что сотрудники различных ведомств устраивают на базе эстонских посольств в разных странах ЕС мероприятия, где презентуют Эстонию как удобную страну для бизнеса, в том числе апеллируя к отсутствию налога на прибыль, но умалчивают о том, что открыть счет в эстонском банке невозможно. Для европейцев такая ситуация является странной и пугающей. Получается следующая картина: европеец тратит деньги, учреждая эстонскую компанию (регистрационный сбор, нотариус, юрист), а потом его компания не может работать, потому что она не имеет банковского счета. Некоторые уезжают в свою страну и открывают счета там, а другие просто отказываются от компаний.

На одной из таких встреч в нашем посольстве в Польше, по словам Ольги, Эстонию хвалили как страну, лояльную к криптовалюте, что заставило одного польского бизнесмена, который именно ею и занимается, открыть компанию в нашей стране. Надо ли говорить, что ни один банк не открыл счет для его фирмы.

«Мне непонятна политика государства, эстонцы получали работу в принадлежащих иностранцам компаниях: должности директоров, ассистентов, бухгалтеров в фирмах, где акционер — гражданин другой станы ЕС. Ведь ему нужен представитель компании на месте, он же не всегда сможет быть в стране. Теперь все вынуждены сокращать персонал, и куда деваться эстонцам?» — задается вопросом адвокат и добавляет, что ее подруга-австрийка, живущая в Вене, наняла домработницу из Таллинна. В следующем году сын и дочь этой домработницы со своими семьями переезжают искать работу в Вене: «Получается, государство, вместо трудоустройства граждан у себя, политики поощрения инвестиций, отправляет наших граждан мыть полы австрийцам?»

Конечно же, можно предположить, что среди компаний есть и фиктивные, но для этого страна, как отмечает специалист, и имеет соответствующие органы для их проверки. Но вместо осуществления проверок государство, видимо, решило просто убрать всех, не разделяя на «хороших» и «плохих».

В этой связи, как считает Ольга, нельзя не вспомнить историю с отмыванием денег в банке Danske, которая дискредитировала Эстонию в глазах мира куда сильнее, чем могла бы кучка фиктивных компаний, принадлежащих неэстонцам.

Зовут инвесторов, но разворачивают их на подлете

Юрист Август Кяэра, хоть и является урожденным гражданином и жителем Эстонии, тоже пострадал от чрезмерного рвения банков: счета двух его фирм были закрыты. «Одна моя фирма занималась обслуживанием иностранных клиентов. Я собственник и член правления, эстонец. Но банк решил, что так как все сделки были с зарубежными клиентами, то связи у этой фирмы с Эстонией нет, и закрыл счета, независимо от того, что род деятельности компании был банку заранее заявлен. Вторая фирма отличилась тем, что некоторые сделки проводились в долларах. Вы можете сколько угодно доказывать, что ваши деньги чистые как первый снег, но если банк решил, что вы его как клиент не устраиваете, он вправе по закону прекратить с вами отношения», — рассказал Кяэра.

Юрист считает, что называть нашу страну офшором просто потому, что у нас нет налога на прибыль, все-таки некорректно, мы никогда не были офшором. Последний, говорит Август, отличается не только налоговыми послаблениями, но и крайне простыми условиями отчетности. Иными словами, в таких странах не работают законы, препятствующие отмыванию денег. У нас ситуация прямо противоположная – как только в ЕС принимают какую-то директиву на этот счет, мы сразу ее исполняем, причем не в мягкой, а в самой жесткой форме. По его мнению, историю с банком Danske в это вмешивать не стоит: «Это прошлое (все подозрительные транзакции осуществлялись с 2007 по 2015 года – ред.), а закручивать гайки иностранным бенефициарам эстонских фирм банки начали полтора года назад. Сейчас в Эстонии законы, препятствующие отмыванию денег, работают очень жестко».

По словам Кяэра, свое решение закрыть или не открывать счет фирмы банк объяснять не обязан, поскольку банков в стране больше десятка и ни у одного из них нет монополии: «На нарушение статей Договора о функционировании Европейского союза можно сослаться, но банки — тоже не дураки. Они объясняют свои действия тем, что соблюдают законодательство о препятствовании отмыванию денег. Если у них есть подозрения, они закроют счет. Пойди докажи, что оснований для подозрений нет, просто на сегодняшний день политика банков такая, какая она есть. Если банк не исполняет законодательство, он может получить штраф, который раньше мог составить до 32 000 евро, а сейчас — 400 000 евро или до 2,5% от оборота».

Юрист подтвердил, что часть иностранных клиентов потеряна нашими фирмами, что в краткосрочной перспективе может негативно сказаться на экономике: «Часть иностранного капитала уйдет. Какая часть – пока неизвестно. Деньги будут заходить в нашу экономику, но по другим правилам и только, так сказать, белые – максимально прозрачные и чистые. Чтобы отработать новые правила и схемы, понадобится время. В этом есть и положительная сторона – к нам будут приходить только белые деньги. Сколько это займет и кто из ушедших бизнесменов захочет вернуть капитал в Эстонию на новых условиях, сказать трудно».

Кяэра считает, что Бюро данных об отмывании денег выгодна подобная политика банков.

Что касается польского бизнесмена, который собирался заниматься криптовалютой через эстонскую фирму, то, по словам Кяэра, действия банков вполне логичны. Эстония – одна из немногих стран, которые не признают криптовалюту денежной единицей. Открыть фирмы по работе с криптовалютой у нас действительно можно, но переводить ее в наличные – нет. Поэтому, с точки зрения банков, счет для такой фирмы не нужен, вот его и не открыли. Банку нужно подтверждение прозрачности денег, что в отношении криптовалюты довольно сложно получить, поэтому и такое отношение.

Кяэра согласен с тем, что наше э-резидентство в отношении иностранных бизнесменов не работает: с одной стороны власти зовут в страну инвесторов, с другой – разворачивают их на подлете. «Думаю, власти все понимают, но им ведь надо на международном уровне сказать, какие мы продвинутые. Даже если это, мягко говоря, преувеличение», — заключил юрист.

Банкам невыгодно тратить ресурсы

Бизнесмен, член правления и совладелец финансовой компании Capital Gate Group OÜ Станислав Кузнецов уверен, что иностранный капитал с нашего рынка не уйдет, но совершенно точно преобразуется и будет приходить через регулируемые структуры: инвестиционные фонды, контролируемые инвестиции, займы и т.д.

«Раньше у нас в стране «гуляли» деньги неопределенного происхождения. Сейчас ситуация изменилась. Но благодаря тому, что в экономике сохраняется стабильность и позитивный тренд, в страну будут продолжать приходить деньги, но только понятные с точки зрения характеристик их происхождения. В ближайшее время, конечно, возможен краткосрочный эффект оттока капитала и пересыхания некоторых финансовых артерий, и речь идет не обязательно о серых деньгах, но и тех финансовых потоках, происхождение которых может вызвать сомнения. И поступление их в страну связано с дополнительным административным ресурсом. Это отчасти может сказаться на экономических процессах в стране, но будем надеятся, что серьезного негативного эффекта не будет, и страна после внедрения дополнительных регулятивных мер найдет способ привлекать капитал», — считает Станислав.

Предприниматель отметил, что дело не в эстонской Финансовой инспекции и даже не в банках – причиной всему европейские регуляции по контролю рынка капитала, которые в Эстонии подлежат немедленному исполнению, под них подстраивается действующее законодательство.

По словам Станислава, банки зачастую неохотно открывают счета по вполне определенной причине: в связи с новыми требованиями им приходится увеличивать административный ресурс, к примеру — штат работников, которые будут мониторить счета и клиентов. Например, недавно один из крупных банков взял на работу 82 новых сотрудника в отдел по борьбе с отмыванием денег, и это только для обслуживания счетов фирм, бенефициары которых родом из Швеции и Финляндии. Средняя зарплата в таком отделе – тысяча евро чистыми, так что в год новый административный ресурс обходится банку в лучшем случае в пару миллионов евро. При этом если фирма проводит в месяц, например, три транзакции, которые стоят по пять евро (это международные платежи, внутригосударственные транзакции стоят меньше половины евро – ред.), то банк на ней зарабатывает 15 евро в месяц или 180 евро в год. А потратить на эту фирму придется тысячи евро. Таким образом получается, что затраты банков на административный ресурс, обслуживающий фирмы такого рода, слишком велики, и их счета проще закрыть.

Бизнесмен не видит ничего страшного в том, чтобы принадлежащие иностранцам фирмы, работающие к примеру с Эстонией, открывали счета в своей стране: «Ты эстонец – имей счет в эстонском банке, венгр – в венгерском. Почему нет? Платежи осуществляются ровно также, как и внутри страны, а налоги в любом случае платятся там, где фактически работает бизнес. Если же у иностранного капитала есть прямая необходимость обслуживать клиентов своих предприятий в конкретной стране и производить внутригосударственные платежи, то необходимо основательно к этому подготовиться и взять на подряд местных профессионалов, знающих как соответствовать всем нормам и правилам».

Станислав не считает, что закрытие части счетов приведет к экономическому кризису, для этого должны быть более серьезные и объективные причины: «Бизнес, то есть экономика, на сегодняшний день растет, к примеру – в последнем квартале 2018 года рекордно вырос импорт и экспорт. Причем около 70% экспорта – производимые в Эстонии товары и услуги. Платежи по товарообороту обеспечиваются банковской системой, которая работает стабильно. Рынок почистят и будут привлекать в страну иностранный капитал, но уже по понятным и четким правилам, пускай и не всегда легко исполнимым. К слову, внедрение этих правил уже прошло свою самую активную фазу».

Бизнесмен напомнил, что большая часть крупных предприятий, которые обслуживают Эстонию, принадлежат иностранному капиталу: банки, торговые сети, страховые компании, операторы связи, автозаправки и многие другие. И никто им счета не закрывает и закрывать не будет, потому что капитал таких компаний заходит на наш рынок через прозрачные и зачастую регулируемые структуры: банки, фонды, крупные биржевые компании и т.д.

«Это белые деньги, которые приносят экономике ощутимую пользу, это понятный капитал, он является системообразующим и никуда не уйдет. Я бы не стал говорить, что государство душит малый иностранный бизнес – его финансовые потоки просто стали контролировать. Но бывает и как с компьютером – если операционная система плохо работает, «тормозит», и вы ее полностью удаляете, независимо от любимых игр и программ, затем устанавливаете все заново. Для того чтобы отделить «хороших» от «плохих», нужно гигантское количество административного ресурса. Банковский операционный бизнес уже и так стал низкодоходным, на это повлияло большое количество разных факторов, и если он возьмет на себя еще и функцию всеобщего отделения зерен от плевел, то деятельность банка будет приносить только убыток. Это все очень непросто. С точки зрения обеспечения бизнеса банковскими продуктами, необходимо работать по новым правилам», — считает бизнесмен.

Открывайте счета в других странах

Руководитель по связям с общественностью в вопросах э-резидентства в Фонде содействия развитию предпринимательства (EAS) Катре Касмель подтвердила, что за последний год борьба с отмыванием денег стала более жесткой. Исходя из этого многие банки действительно закрывают счета фирм, принадлежащих нерезидентам Эстонии, в том числе и э-резидентам.

По ее словам, тем нерезидентам, у которых нет прямой связи с Эстонией, было трудно открыть счет в банке и раньше. Однако если в начале программы э-резиденства после регистрации фирмы неизбежно нужно было открывать счет в действующем в Эстонии банке, то теперь это не так. Благодаря иностранным платежным учреждениям, таким как Holvi, Transferwise и т.д., которые предлагают э-резидентам возможность открыть счета и совершать платежи дистанционно, выбор платежных услуг заметно расширился, считает специалист. Она добавила, что многие э-резиденты вместо эстонских банков используют иностранные платежные предприятия. «Несмотря на это, многие э-резиденты предпочитают открывать счета в банках Эстонии, и им это удается без проблем. Мы обеспечили э-резидентам всю необходимую информацию, которая помогает им понять требования расположенных в Эстонии банков и выбрать наиболее подходящую для их предприятия услугу», — говорит Касмель.

В связи с иностранными платежными учреждениями была одна проблема: в законе сказано, что делать взносы можно только со счетов эстонских кредитных учреждений. Но этот вопрос уже решается – Рийгикогу в декабре одобрил составленный правительством Закон об изменении Коммерческого кодекса, Закона об НКО и Закона о госпошлине. Изменения позволят регистрировать в Эстонии фирмы и делать взносы паевого капитала, используя счета предприятия в учреждениях, открытых в странах Европейской экономической зоны.

Специалист сообщила, что программа э-резиденства сотрудничает с несколькими платежными учреждениями за границей и в планах имеет внедрение новых возможностей. Продолжается и работа с банками с целью выяснить их проблемы в обслуживании э-резидентов и увеличить число таких клиентов, не увеличивая риски банков.

Начиная с открытия программы, э-резидентами ЭР стали примерно 55 000 человек из 157 стран, которые создали приблизительно 6000 компаний. Рост числа э-резидентов особенно ускорился в 2018 году – более половины из них присоединились к программе именно тогда. Государство получило от э-резидентов доход на общую сумму 17,8 млн евро, расходы на программу составили 7,4 млн евро.

Давнее решение Госсуда сегодня неуместно

Юрист отдела политики предпринимательства и учета в Министерстве финансов Юлле Ээлмаа отметила, что хорошая предпринимательская среда предполагает честность и прозрачность, так что наряду с быстрыми и простыми решениями важно обращать внимание на те регуляции, которые помогают создать эту честную среду. Этот баланс исходит как из эстонского, так и из евросоюзного законодательства.

«Решение Госсуда почти десятилетней давности не может быть достаточно уместным сегодня, поскольку за прошедшее время правовые нормы существенно изменились. Что касается права Евросоюза, то оно предусматривает возможность открывать банковские счета простым потребителям, и на юридические лица это право не распространяется», — пояснила юрист и добавила, что и в случае обычного счета частного лица могут быть ограничения, если его владелец не выполнит требования по препятствованию отмыванию денег и терроризму.

Исходя из директивы ЕС, банку запрещено заключать договор с клиентом и открывать ему счет в случае, если в процессе переговоров он не смог представить доказательства того, что принял необходимые меры.

Э-резидентство, считает юрист, – это несомненно быстрая, простая и удобная среда для предпринимательства, о чем представители нашей страны говорят на международном уровне, и в поддержку которой можно привести много позитивных примеров. «Но наряду с этим мы должны обеспечить честную экономическую среду и следовать регуляциям по препятствованию отмыванию денег и терроризму, которые исходят из законов ЭР и ЕС», — заключила Ээлмаа.

На расстоянии клиента оценить трудно

Член правления Финансовой инспекции Андрес Нымм сказал, что связанный с конкретным клиентом случай прокомментировать невозможно, поскольку это касается отношений между банком и клиентом и все зависит от обстоятельств.

«Финансовая инспекция не предписывает банкам, какого конкретно клиента можно обслуживать, а какого нельзя. Конечно, инспекция, исходя из закона и международных стандартов, требует от банков определять их риски и применять соответствующие системы и контроль, которые помогут определить клиента и род его деятельности», — сообщил Нымм и добавил, что в данном случае применяется статья 89 Закона о кредитных учреждениях, которая дает банку свободу выбирать клиента.

Зачастую банку трудно оценить на расстоянии клиента нерезидента и его деятельность, но и тут все зависит от каждого конкретного случая. Доля нерезидентов среди клиентов банка является одним из индикаторов риска в том числе и с точки зрения Финансовой инспекции. Известные в мировой практике случаи отмывания денег связаны преимущественно с использованием зарубежных банков, но эстонское законодательство и надзор Финансовой инспекции не исходят из резидентства клиента, это просто общий риск, связанный с дистанционным обслуживанием.

Нымм согласен с тем, что и резидент, и нерезидент могут быть клиентами с высоким или с низким риском. И если системы банка не заточены под выявление клиентов с высоким уровнем риска, то у него нет возможности работать в этом сегменте рынка.

«Уменьшение рисков по отмыванию денег в банковской сфере характерно не только для Эстонии, но для международного банковского сектора в целом. Это может выражаться, например, работе только с рынком своей страны (где банк может лучше управлять рисками) или в отказе от некоторых рискованных сегментов бизнеса. В конце концов, это в интересах самих клиентов, чтобы связанные с отмыванием денег риски были снижены», — сказал Нымм и добавил, что банк, в свою очередь, должен сам объяснять клиенту, почему он не открыл или закрыл его счет.

Банки должны знать своего клиента

Руководитель бюро информации по отмыванию денег Центральной криминальной полиции, подполковник полиции Мадис Рейманд подтвердил, что за последние несколько лет кредитные учреждения Эстонии пересмотрели свои клиентские портфели и уменьшили или прекратили клиентские отношения с теми клиентами, в отношении которых выше риски в предупреждении отмывания денег, и, в основном, избегают создание клиентских отношений с лицами, у которых нет связи с Эстонией. «В ходе этого процесса мы заметили, что многие предприятия, которые совершали сомнительные сделки, закрыли свои счета. Все это за последний год значительно уменьшило в банковском секторе Эстонии риски, связанные с отмыванием денег», — говорит подполковник.

По его словам, не во всех случаях, когда банки минимизируют риски, речь идет о клиентах, которые занимаются отмыванием денег или совершают сомнительные сделки. Сами банки объясняют это тем, что для них очень сложно и затратно следовать принципу «Знай своего клиента», если это предприятие, у которого нет никакой экономической деятельности в Эстонии. Если лица не находятся здесь и не ведут деятельности в Эстонии, то банку сложнее проверить историю этих лиц, информацию о них, и удостовериться в действительности их экономической деятельности.

«Вышеперечисленное не означает, что бюро информации по отмыванию считает, что предприятия финансовой системы Эстонии не должны обслуживать клиентов, которые являются нерезидентами. Но предлагающие финансовые услуги предприятия должны учесть, что они должны обеспечить применение и выполнение требований о предупреждении отмывания денег и в случаях с клиентами-нерезидентами. Они должны знать своего клиента, понимать, что этот клиент не совершает сомнительных сделок, что средства, используемые в сделках, являются легальными, и совершаются реальные сделки. Если банк может хорошо выполнять эти требования, то мы не видим в обслуживании нерезидентов проблемы», — заключил Рейманд.

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.